Аналитическая записка по вопросу реализации ФЗ «О внесении изменений в статью 32 Лесного кодекса РФ»

Аналитическая записка по вопросу реализации ФЗ «О внесении изменений в статью 32 Лесного кодекса РФ»

 

Ведущий научный сотрудник лаборатории структурно-функциональной организации и устойчивости лесных экосистем к.с.-х.н. Ю.Н. Гагарин подготовил аналитическую записку по вопросу реализации Федерального закона «О внесении изменений в статью 32 Лесного кодекса Российской Федерации»:

Принятию  Федерального закона «О внесении изменений в статью 32 Лесного кодекса Российской Федерации» (далее – Закон о валежнике) предшествовали широкие общественные запросы на право граждан производить безвозмездную заготовку топливной древесины в местах гибели древостоев от повреждения вредными организмами, бурелома, снеговала и других природных, а также естественных причин. При этом наряду с получением материальной выгоды для населения в виде заготовленных дров предполагалось, что  представление населению прав на уборку мертвого леса (деревьев, поврежденных до степени прекращения роста)  позволит существенно улучшить санитарное состояние лесов.

В ходе подготовки законопроекта деревьям, поврежденным в силу природных или естественных причин, было присвоено определение «валежник», которое в соответствии с терминологическим словарем «Лесное хозяйство» (Минприроды России, 2002 г.) означает: «Стволы отмерших деревьев или их части (ветви, сучья), лежащие на земле, а также скопление ветровальных и буреломных деревьев».

Такое определение вполне позволяло законодателю решать поставленные при подготовке законопроекта задачи:

1) обеспечить уборку из леса отмерших, ветровальных и буреломных деревьев, что, безусловно, важно для обеспечения пожарной и санитарной безопасности в лесах;

2) обеспечить право сельского населения в  качественном и дешевом топливе.

Очевидно, что при таком подходе Закон о «валежнике» принес бы ощутимый общественный  результат и позволил бы, без привлечения бюджетных средств, своевременно очищать леса от мертвой древесины.

Вместе с тем, принятый Закон не содержит определения для древесины отмерших, ветровальных и буреломных деревьев – в этом вопросе он отсылает  правоприменителя к Правилам заготовки и сбора недревесных лесных ресурсов.

В целях реализации Закона о валежнике, подготовленный Минприроды России проект Правил заготовки и сбора недревесных лесных ресурсов (далее – Правил) дает следующее определение валежнику:  «…при заготовке валежника осуществляется сбор лежащих на поверхности земли остатков стволов деревьев, сучьев, не являющихся порубочными остатками в местах проведения лесосечных работ, и (или) образовавшихся при естественном отмирании деревьев, при их повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале…».

Применение данного определения в целях реализации Закона «о валежнике» дает валежнику весьма конкретные характеристики.

Первое. Валежник – это остатки стволов деревьев, сучьев, лежащих на поверхности земли.

Второе. Указанные остатки образуются при естественном отмирании деревьев, при их повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале.

Оба определения предполагают, что само хозяйственное использования дерева, погибшего вследствие возрастных причин (сухостой) или от ветровала и снеголома, а также и его стволовая часть не являются предметом регулирования настоящего Закона. По логике авторов Правил должно пройти время, пока погибшее дерево сгниет, и от него останутся остатки (в редакции Правил), которые впоследствии можно будет собирать  гражданам в качестве топлива без оформления разрешительных документов (безвозмездно). Кроме того, даваемое Правилами определение не позволяет заготавливать древесину деревьев, погибших от  лесных пожаров.

Таким образом, в случае принятия Правил, дающих валежнику подобное определение, граждане не получат каких-либо дополнительных (к существующим) прав на сбор в лесу  топливной древесины  без оформления разрешительных документов. Так как очевидно, что права на сбор остатков стволов и сучьев в лесу существовали и ранее, вследствие отсутствия в лесном законодательстве Российской Федерации какой-либо ответственности за подобные действия.

В этой связи было бы целесообразно взять за основу принятое в лесном хозяйстве определение валежника, как стволов отмерших деревьев или их частей (ветви, сучья), лежащих на земле, а также скопления ветровальных и буреломных деревьев. При этом следует обеспечить нормативную защиту прав собственника леса, а также лиц, арендующих лесные участки, на заготовку хозяйственно-ценной деловой древесины в насаждениях, поврежденных лесными пожарами, вредными организмами, ветровалами и снеголомами.

Указанную задачу можно решать с помощью норм, заложенных в ст. 16. ЛК РФ, которая  определяет рубку деревьев и кустарников, как процесс  их спиливания, срубания и срезания. Следуя этому определению, к заготовке валежника следует отнести все то, что не требует проведения спиливания, срубания и срезания деревьев, влекущее отделение стволовой части дерева от корневой системы, в том числе ветровальных и вымытых водами.

Также следует отметить, что ни в Законе, ни в Правилах не решается задача по  упрощению доступа предпринимательских структур и населения к коммерческой заготовке поврежденной вредными организмами и природными аномалиями деловой древесины на лесных участках,  не предоставленных в аренду.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *